Истории из жизни

СПАСАТЬ ИЛИ НЕ СПАСАТЬ?

Такого вопроса для меня и моих друзей никогда не существовало. Бились за человеческие жизни до последнего. Задуматься об этом заставили медики. О «скорых» я уже рассказывала. Но ведь и в больнице меня «похоронили». Пришлось в буквальном смысле «уносить ноги». Отказалась от помощи врачей, »наплевала» на больничный,инвалидность и прочие блага.
Тяжело жила, голодала,но осталась жива. Сколько еще нового узнала в этом мире!
…Теперь о том, что случилось. Соседка в 8 утра попросила меня спуститься к умершей тетушке /боится идти одна/. Пришли. Старушка, действительно, умерла. И уже достаточно давно, потому что отчетливо выступили трупные пятна. Она оказалась тетей моей соседки. Была у нее еще одна племянница. Встречаться они не хотели. Договорились прийти каждая в свое время. Меня соседка для проддержки и позвала.
Итак, мы сходили. Надо было собираться на работу. А меня вдруг начало трясти: »Почему не реанимировала?» Уговариваю себя: видела же трупные пятна. О какой реанимации речь? А трясет все сильнее и сильнее. Кое-как себя успокоила. Позвонил ректор мединститута: «В горбольнице умирает сотрудница. Очень хочет с Вами встретиться, поговорить». Я обычно навещала всех при первой же просьбе. А тут — не могу, боюсь сделать хуже. Кое-как попыталась объяснить ректору Отговорки мои он не принял: «Это потому, что Вы не знаете правил оказания реанимации и отказа от нее». Вот это да! Оказывается, есть такие правила! Призналась, что даже не слышала о них. Он пояснил: »Ну вот, смотрите: сколько лет Вашей бабушке? 83? Она была здоровой? Что: диабет и астма?! Вот теперь представьте: Вы ее оживили. Она Вам спасибо скажет за то, что ей предстоит продолжать мучиться?!» Да… Похоже, он прав. В этом случае надо отпустить человека. Но как определить, нужно ли спасать в более сложных случаях? Например, молодого человека, до того здорового? Вопрос…
Через несколько дней после нашего разговора произошел еще случай, который вернул к этим размышлениям:
Позвонила Лариса: умирает ее мама, она не знает, что делать. Рассказала все, что знала. Положила трубку. И сердце вдруг пронзила острая боль. Я вспомнила, что о сердце ничего не говорила, и, чтобы не отвлекать Ларису, побежала сама. То, что со мной произошло,осталось загадкой. Подъезд Ларисы точно напротив нашего. Я побежала почему-то не в него , а в одноименную квартиру дома,соединенного с этим домом аркой. Бегом поднялась на четвертый этаж, позвонила. Отодвинула в сторону мужика, открывшего дверь, рванулась в комнату:»Где мама?» Мужчина оторопел: »Какая мама?»-«Хорошо,где Лариса?» -»А, Лариса в том доме,до арки. У нас же разные адреса: у них-дом 47,у нас- 51».Я извинилась ,побежала в 47-й. Поднялась на этаж, позвонила в дверь. Никто не открыл. А дверь пошла на меня. Вместе со стеной. Мне пришлось пятиться. Пятилась, пока не уперлась спиной в противоположную стену. Поскольку дверь продолжала надвигаться на меня, я сползла по стене и села на пол. Дверь остановилась. Сердце сдавила невыносимая боль. Я не могла пошевелиться. Просидела какое-то время, ползком спустилась и вышла на крыльцо. Ноги подламывались. Мимо нашего дома шла похоронная процессия. Я не слышала, чтобы у нас кто-то умер. Попыталась доползти, чтобы спросить у кого-нибудь: кто? В это время процессия остановилась напротив меня. В гробу лежала я. Я села прямо на землю и, не знаю, почему,заговорила со Смертью. Попросила прощения за то, что нечаянно вмешалась в ее дела. Очень хотелось помочь Лидии Степановне. В ответ услышала, что меня останавливали несколько раз — не среагировала. Пришлось припугнуть. Надо уметь слышать. «Ты зачем побежала?:»-«Так сердце же!» -«Сердце уже остановилось. Это сработал стимулятор. Разрядился. Ты что,не знала о стимуляторе?»-«Нет.»
-«Понятно. Но впредь не кидайся, сломя голову. Если человека надо вернуть к жизни, мы помогаем».
Я еще раз извинилась. И подумала, что для медиков это, наверное, самый ответственный момент- услышать,что тебе говорит Смерть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 + 7 =